Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Солнечная

Весенний романс…

Вечером, как стемнеет, начинается эта ночная весна: парочки бродят, компании на скамейках смеются. А гитар не слышно. У нас в семидесятые бывало, выйдешь из подъезда и сразу ухо навостришь: где поют? Ага! За сараями Петька надрывается: «Мама, - жалостно так, - не пускают меня к тебе, мама, на могилку твою посмотреть…» А за кустами в беседке Стас орет, как резанный: «Я помню ночку ту, светила нам луна и руки ты клала ко мне на плечи». И спешишь, летишь на голос… 

Кажется, на гитарах играли все наши пацаны. Девочки нет. То было мужское искусство. Ценилось наравне с бешеной яростью в драках. Дрались с чужими, из других районов. Специально ходили: пошли «монастырских» бить! С некоторыми районами был нейтралитет, с какими-то дружили. Девочек своих не обижали. Ревновали к чужим и норовили этих кавалеров где-нибудь встретить и потолковать задушевно. Ходить с девчонками принято было в обнимку, повесив руку  подруге на шею.  Пацаны носили клеша, все больше вельветовые, мамами пошитые. Джинсов тех никто и не видывал. Но зато на эти клеша нашивали бубенчики, какие-то цепочки. А наиболее умелые, по слухам, умудрялись присобачить к штанам елочные гирлянды и даже с батарейками, чтоб светились… Волосы носили длинные. У которых были до пояса, тех мусора ловили и стригли наголо. Пили портвейн и яблочное. Пойло было вкуса омерзительного. Хуже был только вермут. И так и осталось в памяти: вкус вермута во рту, запах тополиных почек, глухой шум драки.

Мальчиков тех уж нет. Кого подрезали еще тогда. Кто мотался потом по зонам годов двадцать, да и вышел с туберкулезом и отбитыми почками. Эх, пацаны… недаром видать вы пели свои тюремные баллады… «Суд идет и наш процесс кончается, и судья выносит приговор…»
Вспоминаю я вас весной, ночами… И слышу: «Наташка, выходи!» И бегу в синей олимпийке, в маминой юбке, бегу по ступеням на улицу. И воздух свободы бьет в ноздри.
одуванчик

вспоминаем пройденное


Текст этот в основном для дорогого друга, по ее желанию...

Почему я не отмечаю дни рождения.

 

Исполнилось мне тогда тридцать. Возраст, как ни погляди, детский. Особенно сейчас, с высоты или из глубины, (это уж как кому), лет. И жила я в эти времена в Москве. Но в литинституте еще не училась, а так сказать – предвкушала. Предвкушала я то у Ирины С., то у Чика с Файззулиной. Компании мои между собой почти не пересекались. И тут втемяшилось мне в голову свести их между собой и устроить это непосредственно на моем дне рождении, а именно у Ирины С. Я вообще натура восторженная: «Ах, как хорошо будет, ах, все будут петь песен и стихов читать различных, а потом полюбят друг друга». Это я не в смысле оргии, а в душевном плане.

Нужно заметить, что в прекрасном городе Тамбове, откуда я родом, традиция отмечания дней рождений имеет историю древнюю и насыщенную. Чего стоит одно только торжество у Коли К., когда на его даче собрались одновременно обкуренные и пьяные… Разница алгоритмов сказалась серьезно… Ну, Колина дача тема отдельная и яркая. Леонид Сергеевич про нее даже песню сложили: «Есть у Коли за рекой домик, этот домик многим известен. Пил там водку весь Тамбов кроме тех, кто водку пил в другом месте…» Отвлеклась… Что подеваешь, мне уж не тридцать давно…

Collapse )