Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Волчок

Царь Мидас дотянулся.

 
Разбираю архив, выполняя обещание самой себе. Иногда нахожу что-то и думаю: господи, как я поглупела за те годы, что пишу мыло. Эк я умела бывало загнуть! Вот нашла черновики к статье 2005 года для альманаха «Дикое поле».
«В слове культура отчетливо прослеживается слово, корень «культ», что с одной стороны напоминает о происхождение множества наших институтов от религии, а с другой стороны намекает на сохранение в понятии культуры некоей составляющей, почти неразличимой, которая определяет центр, вокруг которого формируются многочисленные слои идеологии, просвещения, образования, литературы, искусства и так далее. Таких центров может быть несколько, они могут находиться между собой в единении или противоречии».
Про культ в основе культуры нам часто повторял кто-то из преподавателей Литинститута. Может быть, Махнач.
И, собственно, то, что показалось важным.
«Так вокруг чего же строится наша современная культура? Несомненно, это культ денег. Что же в нем плохого? Думается, что на этот вопрос ответили уже древние греки. Царь Мидас, который захотел, что бы все, к чему он прикоснется, превращалось в золото. И в результате он не смог есть и пить».
Волчок

Николай Шипилов.

 
Колин голос родной такой… включаю и слушаю… Таня звонит или я ей, вспоминаем. А помнишь? Помню. Колю помню не памятью, а душой. Вроде даже где-то здесь он, на земле. Уехал только вот…

А первый раз я его увидела, когда поступала в литинститут. У Бори Гайнутдинова компания в комнате. Выпивка, колбаса даже некоторая имелась… Борис пел так, что залетевшие откуда–то швейцарки очумели. И начали скакать по кроватям. Дикие же… Где они таких мужиков в Швейцариях видели? Ну, кто Бориса слышал, тот понимает. А потом запел Шипилов. Запел он, а я  чувствую, что знаю его откуда-то… Ну вот знаю – и все! А я за год, что ли до того в "Литературной учебе" подборку рассказов прочла. Память у меня на имена дырявая всегда была. И тут я имени автора не помнила. Но почему-то решила, что это Шипиловские рассказы. Особенно один  мне запомнился. Про парня графомана, который на мамину пенсию живет, питаются они жареной  мойвой, а он все пишет, пишет… Говорю Коле: твои рассказы? Точно – его! И такая была радость в этом узнавании… Вот как я тогда узнала, что это он написал? Думаю, что он настолько был подлинным во всем, что делал, что его можно было узнать по строчке, по интонации…

А тогда мы накатили за такое дело, и еще, и хором спели. Эх! И сейчас славно вспомнить, как выводили Борис с Колей «а волны бушуют и плачут», а мы подпевали. Швейцарки глядели с опасливым восторгом. А потом Борис не пустил меня со всей честной компанией куда-то вдаль продолжить веселье. Сказал строго: у тебя завтра экзамен. Малькову, кажется, сдавала. Я заплакала. Натурально! Мне казалось в этот миг, что все самое хорошее уходит от меня. И никогда уже не будет мне так ярко и празднично. И права была… А с Колей мы потом стали друзьями. Я так думаю. Мне хочется так думать.

Песни его помню не по названиям, а все – куском жизни. О братьях, где «был он брат, как брат, да пропал» и ту в которой «забегала да заметалася собака барина Путилова» и «Сталинки»… И еще, и еще… Странно, что Коля встретил меня в институте и он же проводил… Иду после сдачи диплома. Денег на отмечание нет: какое отмечание – младшей года нет, старшей четыре…  Коля меня  повел в ЦДЛ. Сказал: « Ты что? Диплом! Это же образование». Очень рад был за меня. Отметили… Тоже снег был, как сейчас.

Тот рассказ, про графомана, который ест свою ежевечернюю мойву,  был очень для Коли показательным. К «маленьким», никому не нужным, не интересным людям он относился с ласковой, чуточку насмешливым вниманием… Отогревал их, отдышивал… как воробьев на морозе. И в прозе, и в стихах, и в песнях все у него эти неизвестные Ваньки да Петьки… Будто все они были ему непутевые братья. Если спросить у меня, кто тебе Николай Шипилов, я бы сказала – родной человек. И сколько бы народу так же сказало?
Вот Колина песня. Сколько раз я просила его: Коля спой «Мосты»! Вот и сейчас говорю… а он поет